«Велюровый» след Гитиномагомеда Гаджимагомедова


"Велюровый" след Гитиномагомеда Гаджимагомедова

Глава дагестанского отделения «Россельхозбанка» подал заявление об увольнении и скрылся за границей

Если «Россельхозбанк» является сегодня одним из самых проблемных госбанков страны, то его дагестанский филиал – вообще своего рода «черная дыра». Новая республиканская власть во главе с Владимиром Васильевым и федеральные силовики несколько раз пытались в нее заглянуть, чтобы понять размер бедствия, но лишь ужасались и оставляли проблему на потом. 

Между тем откладывать разбирательство с дагестанским отделением РСХБдалее уже нельзя с учетом  сигналов из Москвы. Судя по всему, в этом  госбанке начался серьезный, но скрытый  процесс очистки и оздоровления, о чем свидетельствует  решение правительства засекретить показатели кредитного учреждения и провести его масштабную докапитализацию. 

Премьер Дмитрий Медведев не зря крайне осторожно заявил «о некоторых проблемах» «Россельхозбанка», хотя его убытки в связи с так называемыми плохими активами исчисляются сотнями миллиардов рублей. Между тем, если называть вещи своими именами,   то, по мнению экспертов банковского рынка, РСХБ попросту разворовывался при прижнем руководителе Юрии Трушине, сбежавшем в Австрию. 
 
Наиболее выпукло эпопея разграбления этого госбанка предстает в дагестанской истории, связанной с многолетним бессменным главой  регионального отделения  РСХБ Гитиномагомедом Гаджимагомедовым. 

Не так давно соцсети и некоторые СМИ облетела новость о том, что Гаджимагомедов бежал из страны, опасаясь разоблачений своих махинаций. В ответ официальные издания взялись опровергать эти сообщения, чтобы окончательно не нарушить работу дагестанского филиала банка,  однако шила в мешке не утаишь. Тем более, что региональные СМИ на этом фоне взялись информировать читателей о тайных механизмах криминальной опеки дагестанского отделения РСХБ. Так, например, вскрылось, что управляющий дополнительного офиса «Россельхозбанка» по Гунибскомурайону Дагестана присваивалденьги госбанка десятками миллионов  под видом выдачи их заемщикам. Именно такой механизм разворовывания банковских активов и лег в основу финансовых проблем «Россельхозбанка», которые ныне оцениваются чуть ли не в триллион рублей, и многие из которых связаны с деятельностью дагестанского филиала и его начальника Гаджимагомедова. 

Роль этого чиновника в дагестанском банковском спруте, безусловно, знаковая. Но она могла бы быть еще более разрушительной для страны, если бы в 2007 году сбылись планы тогдашнего вице-премьера Дагестана Гитиномагомеда Гаджимагомедова стать первым замглавы федерального Россельхозбанка. Однако и назначение на должность управляющего филиалом госбанка в Дагестане, которое затянулось на долгих 11 лет беспрерывного и бесконтрольного перекачивания бюджетных денег на свои счета и в карманы коррумпированной республиканской элиты, оказалось тяжелейшим ударом по опорному банку российского сельскохозяйственного сектора. 

В определенных дагестанских кругах  глава отделения РСХБ Гаджимагомедов известен под кличкой Велюр – то ли за пристрастие к костюмам из соответствующего мягкого и ворсистого материала, то ли за обманчивый характер, который только с виду кажется мягким, но за этой мягкостью скрываются острые зубы. Как выясняется из предварительных проверок, только за последние годы в отделении «Россельхозбанка» по Дагестану накопилось просроченных  «плохих» кредитов почти на 30 миллиардов рублей. Если же копнуть глубже и поднять статистику банка, то окажется, что за последнее десятилетие республиканский филиал РСХБ  нанес ущерб российской казне как минимум втрое больше. 

Рекомендуем прочитать:  Остатки иностранной валюты из Резервного фонда перешли под управление ЦБ РФ

Восток, как известно, дело тонкое, а вороватый Дагестан – еще тоньше. То, что даже видавшим коррупционные виды россиянам кажется запредельным, в этой своеобразной республике представляется нормой. В регионе давно всем известно, что получить кредит в банке просто так невозможно, но за 40 процентов отката Велюру предприниматели, бандиты  и прочие входящие в ближний круг Гаджимагомедова земляки получали вожделенные крупные  суммы. При этом условия выдачи таких кредитов были, что называется, по-дагестански суверенными, то есть и без процентов, и без возврата. То, что частный бизнес Гаджимагомедова на казенных ресурсах РСХБ  одинаково успешно процветал при всех менявшихся руководителях республики, указывает не столько на ловкость рук комбинатора, сколько на масштабы царившей в Дагестане коррупции. 

Так, известно, что для выстраивания отношений с возглавившим республику в 2010 году Магомедсаламом Магомедовым Велюр сразу выдал 400-миллионный кредит семейной компании нового главы региона «Денеб». Где эти деньги и проценты по ним, вопрос риторический. По схожим схемам у Гаджимагомедова кредитовались, а лучше сказать – окормлялись, и многие другие представители республиканской элиты. 

Впрочем, на кредитном содержании Велюра числились не только легальные расхитители народных  денег, но и заемщики из криминально-террористического подполья. Весной 2010 года свои права на безвозвратные кредиты дагестанского отделения РСХБ предъявила махачкалинская группировка Улубия Имашева, также известного  как Умар. Бандиты потребовали с Велюра 30 миллионов рублей на «джихад». Но то ли стороны не сошлись в размере отката, то ли  Гаджимагомедов пожадничал, а только вместо обслуживания новых клиентов банкир обратился за услугами «крыши» к  конкурирующей группировке с названием «Гимринская». Найденные Велюром партнеры из числа гимринских боевиков во главе с Ибрагимом Гаджидадаевым по кличке Рыжий  потребовали единовременный безвозвратный кредит в 60 миллионов рублей на «джихад», а также абонентское  кредитное обслуживание на перспективу. 

«Сотрудничество» продолжалось в течение нескольких лет. Время от времени правоохранителям при обысках подпольных баз террористов попадались не только пачки, но даже целые брикеты денег с упаковками «Россельхозбанка». Однако ход расследованиям по понятным причинам не давался. Между тем почти каждый день в дагестанский «Россельхозбанк» толпами шли посланные Рыжим  формальные заемщики из Гимров и других сел Унцукульского района, которым без лишних слов тут же оформлялись  «фермерские» кредиты. Получатели денег сразу относили добычу в общак на святое дело «борьбы с неверными». Схема использования сельских жителей для получения кредитов понадобилась для того, чтобы раздробить выделяемые Рыжему многомиллионные транши на мелкие ручейки, которые бы не вызывали подозрений у возможных проверочных комиссий из Москвы. Таким способом  полностью расхищались  огромные средства, которые ежегодно выделялись на подъем сельского хозяйства Дагестана. 

Рекомендуем прочитать:  ЦБ РФ проводит анализ стрессовых сценариев на случай возможного ужесточения санкций

Как рассказывают очевидцы тех событий, Гаджимагомедов якобы совмещать свою  необычную банковскую деятельность с откровенным рэкетом. Например, с известного дагестанского предпринимателя-депутата он потребовал 2 миллиона долларов наличными. Пытаясь найти управу на вымогателя, парламентарий обратился  за помощью к тогдашнему министру внутренних дел республики Абдурашиду Магомедову, тот же поспешил на консультацию к Магомедсаламу Магомедову. В итоге Велюра в обиду не дали, а вскоре  глава республиканского МВД  справил новоселье в роскошном особняке в престижном районе Махачкалы. 

Между тем Гаджимагомедов нашел общий язык и с последующим руководителем Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, который не только благосклонно воспринял деятельность банкира,  но и помог трудоустроить на важные посты в республике его ближайших родственников – арестованного ныне министра здравоохранения республики Танка Ибрагимова, начальника управления по противодействию коррупции Администрации главы и правительства республики Ибрагима Ибрагимова, министра труда и социального развития Расула Ибрагимова. 

По слухам, Велюр пытался договориться о продолжении своей банковской деятельности и с новым главой Дагестана Владимиром Васильевым и очень удивлялся тому, что присланный из Москвы руководитель отказал ему в уважении. Однако на такой экстренный случай  у Гаджимагомедова уже был заготовлен перелет на «запасной аэродром», которым он для начала выбрал любимые ими чешские Карловы Вары, приобретя в этом курортном местечке элитную недвижимость. Но поскольку пребывание в Чехии сопряжено с рисками выдачи этой страной разыскиваемых Россией преступников, то Гаджимагомедов, как говорят, перебрался в Дубай, где загодя в местных банках удачно разместил выведенные из РФ активы и также заранее присмотрел для себя недвижимость в одном из лучших районов этого эмирата. 

Понятно, что в ближайшие месяцы спокойной жизни у Велюра не будет, поскольку суровая рука российского правосудия непременно попытается добраться до криминального банкира, разграблявшего ни какой-нибудь, а государственный банк, да еще с названием РСХБ. Вопрос только в том, кто до Велюра доберется первым – официальные российские власти при поддержке  полиции ОАЭ или же кавказский криминалитет, который тоже имеет виды на разбогатевшего беглеца из Махачкалы.

Предыдущая «Аэрофлот» добавил в мобильное приложение поддержку Pass2U
Следующая Цены на нефть достигли минимальной отметки за год

Нет комментариев

Написать комментарий