Россияне не собираются влезать в новые долги


Россияне не собираются влезать в новые долги

По данным ВЦИОМа, в стране снижается доля населения с невыплаченными кредитами. Прирост новых розничных займов замедляется. И подавляющее большинство россиян не собираются залезать в новые долги. Такие результаты последних опросов делают бессмысленной многомесячную дискуссию между Центробанком и Минэкономразвития о пользе и вреде розничного кредитования.

Граждане РФ не спешат набирать новые кредиты, свидетельствуют результаты опросов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Текущий уровень закредитованности населения также снижается, сообщают социологи. 

Прирост новых розничных кредитов действительно замедляется, однако сумма среднего розничного займа продолжает увеличиваться, признают аналитики рынка. 

Нужно также учитывать навес неформальных кредитов, выдаваемых серыми кредиторами или друзьями, говорят эксперты. Без роста доходов населения нынешняя долговая конструкция рискует обернуться схлопыванием пузыря потребительского кредитования, считают экономисты.

На сегодняшний день больше половины россиян имеют непогашенные кредиты (51%). Однако это ниже, чем два года назад. Тогда непогашенные долги имело 57% населения.

Сегодня в большей степени кредиты имеют люди в возрасте от 25 до 34 лет (72%), от 35 до 44 лет (63%) и жители сел – 56%. «Реже обращается к такой стратегии молодежь в возрасте от 18 до 24 лет (37%), представители старшей возрастной группы 60+ (31%) и проживающие в Москве или Санкт-Петербурге (40%)».

И граждане не горят желанием набирать новые кредиты в ближайшем будущем. Так, 84% опрошенных ответили отрицательно на вопрос социологов о том, будут ли они в ближайшие полгода брать новый заем. «И этот показатель сохраняется примерно на одном уровне в течение последних 10 лет – в 2009 году он составлял 87%, а в 2017-м – 86%», – рассказывают исследователи.

В перспективе в двух-трех лет также меньшинство граждан намерено обращаться в кредитные организации. Такую мысль для себя отвергают три четверти опрошенных. В первую очередь, подчеркивают во ВЦИОМе, такой подход разделяет старшее поколение. Среди россиян старше 60 лет такой стратегии придерживается уже 86%. Высока доля противников кредитования среди москвичей и петербуржцев. Среди них мысль о новых займах отвергает почти 80%. Высока доля и среди жителей городов численностью от 500 тыс. до 1 млн – 79% из них выступают против приобретения новых кредитов.

Среди тех же, кто все-таки решается на займы, первенство держит ипотека, отмечают социологи. Так, каждый 10-й респондент думает о покупке в кредит недвижимости. В первую очередь это характерно для граждан в возрасте от 25 до 34 лет (18%) и от 35 до 44 лет (14%). Второе место делит автокредит, о нем задумывается 6% россиян. В основном мысль о покупке железного коня характерна для молодежи от 18 до 24 лет. О таком стремлении высказались 11% молодых россиян, следует из результатов опроса.

Снижение интереса россиян к кредитам идет несколько вразрез с утверждениями некоторых правительственных чиновников. Напомним, ранее между главой Минэкономразвития Максимом Орешкиным и главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной разгорелся спор на тему перегрева рынка розничного кредитования. Дискуссию тогда начал Максим Орешкин, обратив внимание на чрезмерно высокие темпы роста потребкредитования. «Не мое дело учить ЦБ… Просто есть фактические показатели, есть темпы роста – сейчас сезонно сглаженный годовой темп роста (потребкредитования. – «НГ») достиг уже 30% за последние месяцы», – сообщал министр. «Если посмотреть на прошлый год, у нас больше всего портфель в банковском кредите вырос в потребительском кредитовании. 1,5 трлн руб. – это 1,5% ВВП дополнительного спроса – было создано потребкредитованием», – добавлял он. По мнению чиновника, рост кредитования в итоге сдерживает и рост доходов. И если ситуация в сегменте не изменится, рецессия в России может наступить уже в 2021 году, сетовал он.

Рекомендуем прочитать:  ФРС США не смогла остановить обвал курса американского доллара

В отличие от МЭР никаких рисков на рынке потребкредитования в ЦБ не увидели, парируя, что «люди берут кредиты не от хорошей жизни», а без этого сегмента «мы бы вообще не увидели экономического роста». В отличие от МЭР регулятор больше беспокоит чрезмерно активный рост ипотеки. «Бездумное» наращивание ипотеки плохо для экономики, сообщала глава ЦБ Эльвира Набиуллина. По ее мнению, куда важнее, что ипотека росла устойчиво, не создавая рисков. При этом спрос на ипотеку растет. По итогам прошлого года рынок жилищного кредитования вырос более чем на 23%.

В результате в споры о том, где же на самом деле притаились финансовые риски – в потребкредитовании или в ипотеке, – с удовольствием втянулись и другие ведомства. К примеру, Минфин встал на сторону Максима Орешкина. А глава Счетной палаты Алексей Кудрин указывал, что пузыря на рынке потребкредитования «еще нет».

В экспертном же сообществе ни под одним из постулатов не увидели достаточно оснований. Никакого перегрева на рынке потребкредитования не наблюдается, говорил бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко. «Сумма задолженности населения по потребкредитам сейчас меньше, чем она была в 2014 году», – обращал он внимание. Уровень просрочки по потребительским кредитам составляет 2–2,5%. То есть население в основном предпочитает обслуживать свои кредиты. Кроме того, по объемам процентных платежей население сегодня платит даже меньше, чем в 2014–2015 годах.

Сложно говорить и о рисках на рынке ипотечного кредитования, признавали экономисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Для того чтобы можно было говорить о рисках в сегменте жилищного кредитования, необходимо выполнение сразу нескольких условий. К примеру, банки должны внезапно существенно снизить качество отбора ипотечных заемщиков. А сам рост ипотеки должен происходить на фоне быстрого увеличения выдачи населению беззалоговых потребительских ссуд, которые «старые» заемщики будут брать для покрытия платежей по ипотеке, а «новые» – на оплату первоначального взноса. Пока же такой тенденции и близко нет, говорят в ЦМАКПе (см. «НГ» от 16.07.19).

Тем не менее о явном снижении интереса населения к кредитованию, в чем нас уверяют социологи, похоже, пока рано говорить. В Центробанке ранее сообщали о замедлении роста сектора розничного кредитования. «В июне небольшое замедление розничного кредитования продолжилось. Темпы роста розничного кредитования в статистике банковского сектора после поправки на сезонность опустились с 1,63 до 1,56% месяц к месяцу, в годовом выражении замедлились с 23,7 до 23,1%. А абсолютный прирост портфеля розничных кредитов по банковскому сектору в июне оказался чуть ниже, чем в прошлом году», – сообщали в ведомстве Набиуллиной. Рост ипотечного кредитования в июне также замедлился – до 1,4% месяц к месяцу, продолжали в регуляторе. Аналогичная тенденция идет и в сегменте потребительского кредитования, что позволяет ожидать дальнейшего замедления годового роста показателя, не исключали в ведомстве.

Если прирост новых кредитов продолжает замедляться, то средний размер самого займа, наоборот, продолжает увеличиваться. Так, во втором квартале этого года средний размер выданных кредитов на покупку потребительских товаров (потребительских кредитов) составил 188,4 тыс. руб., сообщали в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ). «По сравнению с аналогичным периодом прошлого года данный показатель увеличился на 6,9%, или на 12,2 тыс. руб. (во 2 квартале 2018 года – 176,2 тыс. руб.). При этом по сравнению с предыдущим кварталом данный показатель вырос на 10,4%, или на 17,7 тыс. руб. (в 1 квартале 2019 года – 170,7 тыс. руб.)», – отмечали в бюро.

Рекомендуем прочитать:  Банки начали охоту за деньгами россиян

Однако, продолжают в НБКИ, просроченная задолженность по потребительским кредитам к общему объему действующих кредитов данного типа продолжает снижаться и сегодня составляет 19,9%, тогда как еще год назад была 20,3%. Просрочка по кредитным картам снизилась с 17% во втором квартале 2018 года до 13,7% во втором квартале 2019 года, продолжают в бюро.

Сложно отрицать наличие «кредитного бума» в России, соглашаются эксперты «НГ». «По данным ЦБ, в начале 2017 года задолженность населения перед банками была приблизительно 12 трлн руб., а на 1 января 2019 года – почти 16 трлн. По данным ЦБ, 50% кредитуемых лиц имеют два и более открытых кредита, 6% – пять и более», – замечает директор офиса продаж «БКС Брокер» Вячеслав Абрамов. По мнению эксперта, население брало кредиты по нескольким причинам. «Средняя процентная ставка по кредиту в январе 2014 года составляла 18%, а в 2018 году – 12–13%. То есть кредиты стали доступнее», – говорит он.

А вкупе со снижением доходов, продолжает экономист, люди просто вынуждены были прибегать к кредитным средствам для покрытия своих потребительских расходов, решения жилищного вопроса.

Кредитный бум есть, он лишь немного поутих, но вопреки расхожим утверждениям уровень закредитованности никогда за последние несколько лет не приближался к некой действительно опасной «красной черте», отмечает шеф-аналитик компании TeleTrade Петр Пушкарев. «Уровень просрочек был сравнительно низким: к Новому году доля ссуд с просроченными платежами более чем на 90 дней составляла всего 5,4%, а к маю уменьшилась еще сильнее: до 5,1%, и это минимум за шесть лет. Год назад такие просрочки допускались по 7,5%  кредитов для населения», – замечает эксперт.

Не стоит слишком доверять данным подобных опросов, так как средний гражданин решение взять кредит или совершить покупку в кредит принимает не только в рациональном рассуждении, но и в эмоциональном порыве, полагает аналитик компании «Алор» Алексей Антонов. «И тот факт, что более 80% опрошенных граждан «не планируют брать кредит» не гарантирует, что завтра они не пойдут в банк, чтобы, например, новым кредитом закрыть часть старых», – рассуждает он, напоминая, что подобная финансовая стратегия популярна в регионах и в семьях с небольшим достатком.

Кроме того, не исключает аналитик, на рынке кредитования физлиц существует еще большой навес неформальных займов, выдаваемых физлицам серыми кредиторами или друзьями. «И первоначальный импульс схлопывания пузыря потребительского кредитования может исходить именно из этого сектора», – говорит он. То есть, резюмирует эксперт, бум в кредитовании при текущем уровне доходов больше невозможен. «Это правильнее назвать даже не бумом, а повышенным рискованным перекредитованием, пирамидой долгов», – подчеркивает Алексей Антонов. 

Предыдущая Глава банковской ассоциации прокомментировал данные о крышевании банков сотрудниками ФСБ
Следующая Верховный суд разрешил банкам "кошмарить" заемщиков

Нет комментариев

Написать комментарий