Почему Россия не Норвегия? Как можно процветать с «ресурсным проклятием»


Министр финансов РФ Антон Силуанов призвал «превратить Россию во вторую Норвегию» и пояснил: пора откладывать нефтяные доходы, формируя из них резервные фонды, а не тратить их на текущие нужды.

Причиной восхищения министра Норвегией стали сообщения о том, что стабилизационный фонд этого североевропейского королевства достиг 1 трлн долл. Можно ли нам догнать Норвегию, как это сделать и будет ли эта гонка благом для России? На эти и другие вопросы ответили эксперты «АиФ».

Кубышки и дно

Сходство России и Норвегии начинается и заканчивается наличием нефти в недрах обеих стран. По отзывам экспертов, своим обращением с нефтяными доходами Норвегия отличается не только от России, но и от других нефтяных держав. «В отличие от Саудовской Аравии Норвегия не проедает эти деньги и сумела накопить в своём фонде будущих поколений 1 трлн долл., — объясняет гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Это 55-60 трлн руб. Бюджет России — 15 трлн руб. Если бы у нас было столько денег, сколько у Норвегии, то граждане России могли бы 3 года не платить налоги».

Куда исчез Резервный фонд?

В России тоже есть своя «нефтяная кубышка» в 66,26 млрд долл. — Стабилизационный фонд, разделённый в 2008 г. на Фонд национального благосостояния и Резервный фонд (последний официально прекратил своё существование 1 февраля 2018 г.). И наш, и норвежский фонды создавались на случай падения доходов бюджета. Но Норвегия с самого начала заявила, что это накопления для будущих поколений, которым предстоит жить тогда, когда запасы углеводородов иссякнут. Другое название фонда — Государственный пенсионный фонд Норвегии. У нас такую задачу имеет только Фонд нацблагосостояния.

«Накопления наших суверенных фондов, уже исчерпанного Резервного и ФНБ, — это не накопления, — считает экономист Алексей Михайлов. — Накопления — это когда собранные средства во что-то инвестируются. У нас же всё просто собирают в Центральный банк. На этом всё и кончается. ЦБ хотя бы вкладывает средства в золотовалютные резервы, а Минфин просто кладёт деньги в Банк России, конвертируя их только в доллары, и всё. Это уничтожение нашего ВВП». 

Норвегия свои нефтяные деньги пускает на строительство новых университетов, вкладывает их в развитие туристической инфраструктуры, медицину, в производство оборудования для добычи нефти, а также во многие другие высокотехнологичные отрасли, в том числе в производство вооружения (главным образом морских и береговых ракетных комплексов и даже стрелкового оружия).

Рекомендуем прочитать:  Путин предложил продлить амнистию капитала

Вроде бы в России средства ФНБ также вкладывались в «мегапроекты». Однако в Норвегии из «кубышки» можно брать не более 3%, и то из тех денег, которые возвращаются в фонд как прибыль от его инвестиций. В России средства фондов шли на латание бюджетных дыр и финансирование важных для правительства проектов. «Наш ФНБ планово должен закончиться в 2020 г., — предсказывает старший эксперт Института экономической политики им. Е. Гайдара Сергей Жаворонков. — При этом ФНБ РФ — главным образом омерщвлённые вложения в облигации, в том числе госдолга США».

Неликвидные активы в ФНБ составляют 35%, а вот целевые траты на пенсии, ради которых создавался ФНБ, минимальные.

Нефть-матушка

Другая разница между нашими странами — отношение к «отрасли-кормилице», считают нефтегазовые эксперты. «Надо перестать хаять свой нефтегазовый комплекс, — убеждён К. Симонов. — Вот в Норвегии никто не говорит, что, мол, «надо соскочить с нефтяной иглы». Нужно не заниматься диверсификацией ради диверсификации, а думать о том, как нефтегазу прирастать другими секторами: машиностроением, производством труб, полимеров…»

Нефть королевства добывается на шельфе в тяжелейших условиях — более суровых, чем в России в целом. Поэтому себестоимость её добычи выше примерно в 1,5 раза. В России добывают нефти в 5 раз больше, но и население у нас — 147 млн против норвежских 5 с небольшим миллионов. Так что в пересчёте на человека в Норвегии нефти приходится больше в 4,5 раза. В общем, многовато нас для такого объёма добычи нефти. Не хватает на всех сограждан нефтяного пирога для действительно качественной жизни. В то же время нефти на человека у нас больше, чем в США и Китае, которые в экономическом плане гораздо мощнее нас.

«В гробу видели эту нефть!» Как в ОАЭ снизили зависимость от чёрного золота

«Нужно сосредоточиться на том, в чём мы сильны, и признать, что нефтегазовый комплекс — никакая не архаика, — резюмирует К. Симонов. — Это передовые технологии дистанционного управления, наклонного бурения, шельфовой добычи, «интернет вещей». Пример Норвегии показывает, что при грамотном подходе ТЭК обязательно станет локомотивом экономики».

Рекомендуем прочитать:  Впервые уровень инфляции в России оказался ниже, чем в США

Наш северный сосед умудряется почти не чувствовать ударов падающих цен на нефть по экономике. «При последнем падении нефтяных цен норвежская крона тоже несколько понизилась, но обвала не было, — вспоминает директор Института стратегического анализа Игорь Николаев. — Не было и падения производства. В 2014-2016 гг. норвежская экономика росла на 1-2%. Мы же ушли в минус, и рубль обвалился. Напомню, что у нас тогда проводилась консервативная финансовая политика, накопительская, но от кризиса она всё равно не уберегла. Норвегию спасли гражданские институты — антимонопольная политика, защита прав собственности… Именно они удержали экономику на плаву».

Королевство викингов и фьордов. Как оказывают медицинскую помощь в Норвегии

«Нам нужно идти норвежским путём в том смысле, что приоритетом расходов у нас должны быть социальная сфера, образование и здравоохранение, — говорит С. Жаворонков. — Сейчас Россия тратит на всё это 40%, учитывая пенсионные расходы. Норвегия — больше половины госбюджета. При этом военный бюджет Норвегии — 6 млрд долл., военный бюджет России — 60 млрд. Душевой ВВП Норвегии — 70 тыс. долл. на человека, душевой ВВП России — 9 тыс. долл.».

«Хоть там и монархия, это социалистическая страна. В Норвегии образование и здравоохранение бесплатные и на высочайшем уровне. У них есть самые передовые технологии, которые позволяют стране эффективно заниматься добычей нефти. Мужчины живут там 80 лет, женщины — 84 года», — перечисляет плюсы декан ВШКУ РАНХиГС Сергей Календжян. Но и налоги у них впечатляющие — ведь нефтяной ренты на всё не хватит. Базовая ставка налога — 23% годовых (против наших 13%) плюс прогрессивная налоговая шкала (до +15%), всего получается 40%.

«Самым важным отличием Норвегии от России является уровень управленцев, — считает политолог Дмитрий Журавлёв. — То, что министр финансов у нас сравнивает абсолютно несравнимые страны, многое говорит об уровне его интеллекта и образования».

Источник

Предыдущая Республиканцы и демократы в США достигли договоренности по бюджету
Следующая «Газпром» увеличил оценку стоимости строительства «Турецкого потока»

Нет комментариев

Написать комментарий