Между первой и второй волне коронавируса


Между первой и второй волне коронавируса

Мир накрывает новая волна коронавируса. Готовы ли страны вновь загнать людей в карантин?

Коронавирус, отправивший этой весной по домам большую часть человечества, снова безжалостно атакует. Резкий рост заболеваемости повсеместно называют второй волной. Вполне возможно, она еще больнее ударит по начавшей было восстанавливаться экономике, а также по планам граждан и правительств разных стран. Чего ждать миру от коронавируса во второй половине 2020-го, на что идут власти в сложившейся ситуации и насколько уместно вновь вводить надоевшие всем карантинные меры — разбиралась «weddlngsinema.ru».

Коронавирус, кажется, не думает сбавлять обороты. Ежедневная статистика заражений уже не пугает людей, но только из-за исчерпания ресурса тревоги по одному и тому же поводу. А тем временем общее количество подтвержденных случаев коронавируса в мире перевалило за 13 миллионов.

В одних только США число заболевших превысило 3,4 миллиона. Пострадавшая сильнее всех в мире страна продолжает обновлять рекорды теперь уже не в самых «прогрессивных» штатах вроде Техаса, Флориды и Аризоны. Американский президент Дональд Трамп при этом повторяет любимую отговорку: все дело в том, что в его стране проводится больше всего тестов, причем самых точных и лучших. Иногда, впрочем, он находит и более релевантные аргументы: свои плоды заражения принесли начавшиеся 25 мая «антирасовые» протесты и погромы после резонансного убийства чернокожего Джорджа Флойда. Несмотря на это, смертность в стране действительно несколько снизилась.

Продолжает набирать темпы коронавирус и в Южной Америке. Плохая ситуация в Бразилии, где заразились уже 1,9 миллиона человек, в том числе и отрицавший вирус президент. Президент Венесуэлы Николас Мадуро признал, что в некоторых областях страны эпидемия коронавируса полностью вышла из-под контроля.

Дело в том, что жилищные условия у большой части населения в этой части света (например, в фавелах) лишают людей возможности сохранять социальную дистанцию. В целом в Америках ситуация с эпидемией столь ужасна, что до конца даже неясно, можно ли считать нынешний этап уже второй волной, или страны все еще не оправились от первой.

Отдельно стоит отметить Африку: из-за плохой статистики точно говорить о масштабах распространения заболевания там невозможно. Однако частично о происходящем говорят показатели из ЮАР. Страна уже вышла на восьмое место в мире по числу заболевших — почти 300 тысяч.

Ошибку со слишком ранней отменой карантина и открытием общественных мест и пляжей совершил Израиль. Это признал премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху. Если в мае среднее число зараженных в день было меньше 20, то за последние недели этот показатель вырос в 22 раза. Властям пришлось исправлять свои ошибки: в частности, закрыли достопримечательности и священные места вроде храма Гроба Господня в Иерусалиме. Коронавирус повлиял даже на планы аннексировать Западный берег реки Иордан.

Усугубляется ситуация и в Южной Азии — например, в Индии, где эпидемия началась значительно позже, чем в Европе, суточная статистика фиксирует уже по 30 тысяч заражений. Таким образом страна оказалась на третьем месте в таблице «коронавирусного зачета», при этом власти хвастаются одним из самых низких показателей смертности на миллион человек.

Стоит отметить, что начало эпидемии в Индии было очень спокойным, а ухудшилась ситуация после того, как в конце июня разрешили открыть храмы, отели, рестораны и торговые центры. Премьер-министр Нарендра Моди обвинил сограждан в «легкомысленном поведении»: именно оно, по его словам, привело к быстрым темпам распространения вируса.

Не очень успешно справляются и другие соседи Китая, в котором заразу обнаружили впервые. В столице Японии Токио на прошлой неделе был установлен новый рекорд за все время пандемии: показатели по заражению превышают майские в десять раз. При этом режим ЧС уже снят, магазины по-прежнему открыты, как и рестораны и ночные клубы. Последние — настоящее проклятие не только для Японии, но и для Южной Кореи. Именно они уже несколько раз оказывались рассадниками инфекции: чаще всего один зараженный хорошо проводил время, после чего десятки окружающих — уже не очень. Получалось так потому, что молодые люди без симптомов переносили заболевание на ногах, при этом не зная, что уже заражают окружающих, в том числе пожилых родственников.

Рекомендуем прочитать:  Национальный банк Украины повысил учетную ставку до 16%

На самом деле источник неведомого науке заболевания стоит искать в своеобразном способе казахстанцев вести борьбу с COVID-19. Власти выбрали относительно мягкий путь — практически «шведский сценарий» с незначительными ограничениями — и получили существенную нагрузку на систему здравоохранения. Больницы заполнились пациентами, появился недостаток лекарств и врачей.

На этом фоне в Казахстане начались явные манипуляции со статистикой: в смертельные случаи от вируса перестали попадать те, кто умер уже от вызванной им пневмонии. Как известно, именно это осложнение COVID-19 и стало основной причиной летальных исходов по всему миру. Но китайцы, видимо, не хотели вникать в тонкости и на всякий случай предупредили своих граждан о потенциальной новой угрозе. Минздрав Казахстана поспешил эту информацию опровергнуть.

Новый пик COVID-19

ВОЗ
Во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) указывают, что происходящее во многих странах — это не вторая волна. «Это второй пик первой волны там, где вирус не был в достаточной степени подавлен, чтобы не допустить его передачи в том же периоде времени», — заявил в начале июля директор программы по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения Майкл Райан.

Мнения экспертов расходятся: они не могут до конца определиться, насколько вообще корректно говорить о прошедшем первом этапе распространения вируса и обоснованно ли — в том числе с экономической точки зрения — вводить новые ограничительные меры, если их отменяли при больших цифрах. Ведь без популяционного иммунитета и вакцины строгий карантин сам по себе грозит превратиться в куда большую угрозу из-за голода и нищеты.

На этом фоне звучат неоднозначные мнения на тему того, как победить COVID-19, не возвращаясь к жестким мерам. Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, к примеру, сравнил коронавирус с игрой, в которой лишь малая часть людей серьезно проигрывает, а большинство заразившихся живет дальше.

Возможным выходом из ситуации политик назвал введение цифрового удостоверения, которое будет содержать биометрическую информацию. В частности, с его помощью люди могли бы доказать наличие отрицательного теста на коронавирус или присутствие в их организме антител.

На эту идею, правда, пока живо откликнулись лишь сторонники теории «заговора для чипизации»: мол, смотрите, Блэр явно в одной команде с рептилоидами и Биллом Гейтсом. Впрочем, первый шаг к этому уже проделан в Китае — свобода передвижения во время пандемии ограничивается статусом в приложении WeChat в зависимости от результатов теста на COVID-19 и социальных контактов за последнее время.

Кстати, в условиях второй волны коронавируса Китай вновь подал другим странам пример и повод для оптимизма. После тревожных сообщений врачей о «более заразном штамме вируса в Пекине», который был обнаружен на доске для разделки лосося на рынке, правительство по отработанной схеме отправило в строгий карантин разом полмиллиона человек. Итог — на начало июля в стране в целом фиксируются лишь десятки новых случаев в день. Этим вдохновился даже первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке, бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, который рассказал, что именно Китай — самое безопасное государство в мире.

Политический выход

Политический выход
На практике повторные ограничения из-за коронавируса вводить намного сложнее, нежели в первый раз. Сказывается нормальная человеческая реакция: если в феврале-марте человечество откровенно боялось неизвестной угрозы, то, пережив ее первую вспышку, многие перестали видеть в вирусе монстра. Кроме того, власти ряда стран используют пандемию в своих целях, а оказаться откровенно в дураках в политических играх любят немногие.

Здесь максимально показателен пример Сербии. Строгий карантин в стране был введен еще в середине марта, что помогло сдержать эпидемию. Но после снятия чрезвычайного положения в конце мая там сразу же началась кампания к парламентским выборам 21 июня. На них партия президента Александра Вучича победила с уникальным для истории страны результатом, получив конституционное большинство, однако число заражений снова значительно выросло, и прежде всего — в Белграде.

Рекомендуем прочитать:  Совфед поддержал продление программы материнского капитала в России

Уже 7 июля Вучич объявил о грядущем введении в стране комендантского часа. В Белграде, где сложилась самая тяжелая эпидемиологическая обстановка, был объявлен режим чрезвычайной ситуации и запретили собрания свыше пяти человек. После этого в стране вспыхнули беспорядки с участием тысяч граждан, которые пошли штурмом брать парламент.

Президент страны Александр Вучич быстро нашел организаторов протестов — и ими оказались иностранные спецслужбы. Он связал протесты и столкновения с полицией с предстоящими переговорами по вопросу непризнанного Косова с участием представителей Евросоюза. Комендантский час из-за массового недовольства был, конечно, отменен, но правительству теперь придется вспомнить, что протесты таким образом не отменяются.

А вот в Польше карантин частично сыграл на руку оппозиции: она смогла сменить кандидата в президентских выборах. В итоге действующий глава государства Анджей Дуда не смог переизбраться в первом туре, а во втором хоть и победил, но с минимальным отрывом.

Похоже, что используют карантин в политических целях и в других частях света. В частности, после принятия Пекином закона о нацбезопасности, который спровоцировал новые митинги в Гонконге, власти запретили населению собираться в группы больше четырех человек — из-за коронавируса. Кстати, новую волну в городе называют уже третьей.

Тем временем Испания и Италия, пострадавшие весной значительно больше остальной Европы, сейчас, кажется, решили делать все на опережение. Итальянский премьер Джузеппе Конте заявил, что, вероятно, продлит чрезвычайное положение и после 31 июля. А вот испанская демократия, несмотря на ухудшающиеся показатели, начала работать против карантина.

Вскоре по жалобе прокуратуры суд приостановил распоряжение муниципалитета, указав, что ограничительные меры вправе принимать только центральные власти. А к ним, надо отметить, каталонские власти пока не спешат обращаться.

Барселона во время карантина

Впрочем, в некоторых местах экономика, видимо, столь прочна, а люди столь спокойны, что массовый карантин не встречает никакого сопротивления. Так, власти австралийского штата Виктория приняли решение изолировать 6,6 миллиона человек из-за вспышки коронавируса в Мельбурне. Впервые с начала пандемии было принято решение закрыть границу с соседним штатом, а на ее охрану отправить полицейских и военных. Незадолго до этого решения в СМИ появились подробности о виновниках новой вспышки: рабочие с подтвержденной коронавирусной инфекцией намеренно нарушали карантин в отеле, в том числе для того, чтобы заняться сексом со здоровыми людьми. Еще одним очагом стало социальное жилье для малоимущих.

Не исключено, что и у правительств других стран велик соблазн пойти по австралийскому пути, но очевидно, что для реализации такого плана властям нужно обладать большим доверием гражданского общества. Большинство, впрочем, ищет рациональный баланс для избежания строгого карантина и его возможных последствий: социальное дистанцирование, контроль и минимизация контактов. Эта тактика представляется наиболее разумной и эффективной. Остается надеяться, что политика не будет пересекаться с карантином, и решения об изоляции будут приниматься исключительно на основе реальной статистики.

Представитель ВОЗ Мелита Вуйнович допустила возврат карантинных мер в России, которая находится на четвертом месте в мире по числу заболевших, если граждане страны не будут соблюдать социальное дистанцирование. Пока же чиновники не видят в этом необходимости. Мэр Москвы Сергей Собянин, в частности, утверждает, что «никакой второй волны коронавируса в городе в ближайшее время не ожидается».

Радость от, казалось бы, полноценного освобождения от оков карантина в большинстве стран мира оказалась преждевременной. Страны официально объявляют о новых волнах, возвращаются ограничения, тревожности добавляют и высказывания представителей ВОЗ.

В этой связи напрашивается историческая аналогия. Последняя эпидемия, сравнимая с нынешней по масштабу, — это эпидемия испанки, 100 лет назад поразившая большую часть Европы и США. В ней было три волны, и именно вторая оказалась самой разрушительной. В нынешнее время с учетом возросшей ценности каждой жизни вывод напрашивается сам собой: даже несмотря на психологическую усталость от строгих правил мир, скорее всего, снова окажется в изоляции как минимум на несколько месяцев.

Предыдущая Машкевич Александр Антонович: почему доверяют Евразийскому банку
Следующая Индекс подписки на iCloud — негласный конкурент «индекса бигмака» от The Economist?