Арктика требует мыслить стратегически. Как льготы помогают развитию?


Инвестиции — 6,7 трлн руб., зарплаты — 160,5 тыс. руб. в месяц. Таковы перспективы развития Арктики, заложенные в законопроекте о развитии предпринимательства в этом регионе.

Сверхпроекту нужны вложения

Проект разработан Минвостокразвития совместно с другими министерствами, а внести в Госдуму его должны уже осенью. 

В регионе должны появиться дороги, дома, производства. Согласно расчётам, приложенным к документу, реализация новых проектов позволит увеличить количество рабочих мест здесь за 10 лет до 30 тыс. Но пока что В Арктике нет почти ничего.

«Являясь, по сути, крупнейшим в мире перспективным нефтегазодобывающим регионом, Арктика на сегодняшний день представляет из себя практически чистое поле, где нет ни транспортной, ни добычной инфраструктуры», — говорит ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев

Инвестиции в будущее. Арктика как национальный проект

Освоение Арктики часто сравнивают с освоением космоса. И Танкаев считает, что это действительно сверхпроект, «который во многом сможет стать локомотивом и придаст весомый стимул для развития технологической компоненты российской экономики». 

Правда, вопрос о том, кто станет основным инвестором, остаётся нерешённым. Вкладывать средства нужно в инфраструктуру — транспортную, энергетическую, коммунальную, инновационную, инженерную, социальную. Ясно, что это в регионе с суровым климатом это огромные затраты, которых вряд ли стоит ожидать от частного бизнеса.

Законопроект конкретизирует уровень необходимых затрат. «Объём капитальных вложений участника инвестиционного проекта в создание объектов инфраструктуры Арктической зоны РФ не может быть менее 100 млрд руб.», — говорится в нём.

«Ни одна, даже самая крупная компания, в одиночку не потянет подобный проект, — уверен доцент Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков. —Добиться приемлемого уровня доходности на вложенный капитал можно лишь в рамках интегрированных проектов с длинным жизненным циклом. Такие проекты требуют создания определённых инвестиционных условий». 

Успешные примеры стимулов

Какими должны быть условия? У нас уже есть успешные примеры, когда государство грамотно использовало экономические рычаги, сделав привлекательными важные бизнес-проекты в Арктике. 

«Ямал СПГ» — один из них. Завод по производству сжиженного газа НОВАТЭК построил в партнёрстве с Total, CNPC и Silk Road Fund. Там его можно производить в 1,5 раза больше, чем на действующем заводе «Газпрома» на Сахалине. «Уже в 2020 году Россия будет поставлять на мировой рынок свыше 27 млн т сжиженного газа — это больше, чем сегодня экспортирует Малайзия, третий по величине после Катара и Австралии производитель СПГ», — объясняет старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

Рекомендуем прочитать:  Цифровая экономика. Эксперты обсудили инновационные проекты

Ввод этого завода в эксплуатацию стал возможен благодаря предоставленным проекту налоговым льготам. Так Южно-Тамбейское месторождение — ресурсная база «Ямал СПГ» — освобождено от НДПИ на газ в первые 12 лет добычи (при условии, что совокупный объём за этот период не превысит 250 млрд куб. м). На тех же условиях предприятие может не платить и налог на имущество, а налог на прибыль составит для него не 18%, а 13,5%. Плюс к этому до конца строительства завода акционеры освобождены от НДС при покупке оборудования, не имеющего аналогов в России, а по его окончании смогут воспользоваться нулевой пошлиной на экспорт СПГ, напоминает Суверов. 

Кластерный подход. Состоялся запуск нового месторождения «Роснефти»

И это не считая того, что проект получил прямые государственные субсидии: в 2015 году правительство одобрило покупку облигаций «Ямал СПГ» на 150 млрд руб. из Фонда национального благосостояния. А строительство важнейшего для завода инфраструктурного проекта — грузового порта Сабетта — на три четверти (71 млрд из 96 млрд руб.) тоже профинансировало государство.

Другой пример эффективного взаимодействия бизнеса и государства — инвестиционные стимулы, предоставленные «Роснефти» на развитие высокообводнённого Самотлорского месторождения с падающей добычей. Благодаря льготам спад замедлился с 5% в 2008-2017 годах до 0,9% в 2018 году. Прямой налоговый эффект составил порядка 60 млрд руб.

Льготы и поступления в бюджет

Есть ещё один сложный добычной проект — Приобское месторождение с трудноизвлекаемыми запасами в ХМАО. Оно разрабатывается с 1982 года, а длительная добыча, как известно, истощает месторождение, повышает уровень его обводнённости. Поэтому доля воды в нефтяной смеси на Приобском сейчас выше 90% и добыча там нерентабельна. Однако, как и в случае с Самотлором, приток инвестиций может существенно изменить ситуацию.

Рекомендуем прочитать:  «Аэрофлот» запускает прямые рейсы между Краснодаром и Симферополем

Поэтому глава «Роснефти» Игорь Сечин попросил президента России предоставить на 10 лет льготы в виде вычетов из НДПИ. Это позволит компании нарастить добычу и улучшить общероссийские показатели. А они из-за недавно продлённого соглашения ОПЕК+ снизились, ведь это соглашение создаёт преференции для США, ущемляя интересы российских компаний. Та же «Роснефть» с начала 2017 года добыла на 22 млн тонн нефти меньше, чем планировала. И это упущенная выгода не только её, но и государства.

Но при всём при том в 2018 году федеральный бюджет получил от компании 4 трлн руб. Будучи крупнейшим налогоплательщиком страны, она просит предоставить ей льготы на 460 млрд руб. 

Нефтедобыча без стимула. Эксперты о проекте Минвостокразвития по Арктике

«Понимая уровень ответственности, эта компания взвешенно подходит к использованию налоговых льгот, тщательно обосновывая их применение и просчитывая экономический эффект для государства», — отмечает Крутаков. 

Тем не менее первый вице-премьер правительства и глава Минфина Антон Силуанов назвал возможные компенсации не совсем справедливыми. Ранее Минфин уже заявлял о выпадении доходов бюджета ровно в 460 млрд руб., хотя «Роснефть» прогнозирует налоговые поступления более чем в 570 млрд руб. в результате предоставления льгот. В Минфине вспомнили и то, что по льготам на НДПИ, предоставленных Приобскому месторождению, компания получила более 41 млрд руб. за 2017–2018 годы.

«Вопрос пока открыт. Но очевидно, что инвесторы вряд ли станут вкладывать миллиарды в новые сложные проекты без налоговых стимулов, — комментирует ситуацию экономист Никита Кричевский. — И образуется обратная цепочка: непредоставленные льготы — невложенные средства — несозданные инфраструктура и рабочие места — неполученные зарплаты и налоги. И чистое арктическое поле». 

Он уверен, что пора «начать мыслить стратегически, соизмеряя выгоды и убытки не одним днём, а десятками лет». Только так, по его мнению, можно достигнуть желаемых целей — достойных зарплат у людей, работающих на интенсивно развивающихся территориях Арктики, и роста экономики страны в целом.

Источник

Предыдущая Соревнования по профмастерству. «Россети» выбрали лучших специалистов
Следующая Абонент доступен. Теперь сим-карты можно купить и в универсамах

Нет комментариев

Написать комментарий